Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 icon

Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8






Скачать 130.85 Kb.
НазваниеМолитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8
Дата конвертации29.06.2014
Размер130.85 Kb.
ТипДокументы
Пойте Богу, …пойте разумно!

Псалом 46, стихи 7–8.


«Изумлялись все и дивились, говоря: вот все эти говорящие, разве они не Галилеяне? Как же мы их слышим каждый на своем собственном наречии, в котором мы родились: Парфяне, и Мидяне, и Эламиты, и живущие в Месопотамии, в Иудее и Каппадокии, Понте и Асии, Фригии и Памфилии, в Египте и в частях Ливии, примыкающих к Киринее, и пришедшие из Рима, как Иудеи, так и прозелиты, Критяне и Арабы - слышим, как они говорят на наших языках о великих делах Божиих?»

Деяния апостолов, Глава 2, стихи 7-11.

… если я приду к вам, братия, и стану говорить на незнакомых языках, то какую принесу вам пользу, когда не изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением? И бездушные вещи, издающие звук, свирель или гусли, если не производят раздельных тонов, как распознать то, что играют на свирели или на гуслях? И если труба будет издавать неопределенный звук, кто станет готовиться к сражению? Так если и вы языком произносите невразумительные слова, то как узнают, что вы говорите? Вы будете говорить на ветер. Сколько, например, различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения. Но если я не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец. Так и вы, ревнуя о дарах духовных, старайтесь обогатиться ими к назиданию церкви. А потому, говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования. Ибо когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода. Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом. Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет: "аминь" при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается. Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками; но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке.

Первое послание апостола Павла Коринфянам, Глава 14, стихи 6-19.

Необходимо очень четко и недвусмысленно отказаться от всяких рассуждений о "священном языке, данном непосредственно Богом и не претерпевшим никаких изменений". Церковнославянский язык - культурно-историческое сокровище, но не догмат веры и не содержание откровения.

Первый литературный язык славян, созданный святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием в IX веке, принято называть старославянским (древнецерковнославянским) языком. Его основой явился македонский говор древнеболгарского языка, на котором говорило славянское население греческого города Солуня (совр. Салоники). Именно этот говор был известен «солунским братьям». В ходе перевода Священного Писания и богослужебных книг с древнегреческого на это язык ими был впервые разработан книжный стиль живого славянского языка, отразивший влияние греческого синтаксиса и вобравший в себя большое количество новообразованных по греческим образцам слов (Богородица, Присносущный и др.). В IX веке различия между славянскими языками были незначительными, и со своими переводами святые Кирилл и Мефодий отправляются в Великую Моравию, к западным славянам. Когда же христианство приходит на Русь, то здесь также появляются богослужебные книги, переписанные с более ранних оригиналов. Древним русичам был понятен язык этих книг — он имел общий с древнерусским грамматический строй и почти тождественный основной словарный состав.

Если почитаете любой учебник грамматики Церковнославянского языка, то убедитесь, что в славянском языке очень мало порядка: правил меньше, чем исключений из них, склонения, спряжения, падежи употребляются порой как попало, любой неизвестный текст на славянском нужно длительное время расшифровывать, чтобы понять примерный его смысл. О какой тут точности славянского перевода может идти речь??? Собственно, именно из-за "разболтанности" славянского языка его множество раз пытались исправлять, реформировать, править, переводить и т.п.


Мы же знаем многие народы, имеющие свои книги и воссылающие славу Богу, каждый на своем языке. из жития святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

Дух Святой, сообщив Апостолам в день Пятидесятницы знание языков, со всею ясностью указал волю Божию, состоящую в том, чтобы Слово Божие имелось и провозглашалось на всех языках

Игнатий Брянчанинов (Том 7, раздел 2, письмо 111.)

«С самого начала христианской истории внимание Церкви было обращено на Весть, на проповедь, на миссию, а не на фиксированный текст на конкретном “священном” языке. Это радикально отличается, например, от отношения к священному тексту в раввинистическом иудаизме или в исламе». Несмотря на неоднократные в церковной истории попытки объявить какие-то языки «сакральными», «Православная Церковь никогда не канонизировала какой-то один текст или перевод, какую-то одну рукопись или одно издание Священного Писания». Святым Кириллу и Мефодию приходилось бороться с так называемой трехъязычной ересью, апологеты которой считали, что в христианском богослужении и литературе допустимы только три языка: еврейский, греческий и латинский. “Трехъязычная ересь” была преодолена, хотя ее рецидивы, т.е. попытки провозгласить какой-то язык “сакральным”, не раз встречаются и в последующей истории Церкви».

Председатель Синодальной библейско-богословской комиссии и Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион (из доклада «Переводы Библии и современность», 2013).

«Странный ходит у нас предрассудок, что как скоро мирянин, то ему нет нужды утруждать себя полным знанием христианской истины, стыдятся заявить сие знание, если имеют его, и тем более заступиться за него, и расширяется у нас, таким образом, область лжи и царство отца ее. Стало быть, всякий, не ведающий истины, есть уже изменник ее и изменник общества верующих, или святой Церкви. Строго? Строго, – но так и есть».

Феофан Затворник


«Если хотите, чтоб псалмы не развлекали, прочитайте толкование их и уясните смысл их… Потом, никогда много не читайте… и читайте неспешно, вдумываясь в каждое слово. Когда разогреется от сего сердце, можно оставить псалмы… Помните сказание о некоем старце, что он только одну славу прочитывал, а потом уходил в сердце и созерцание… и так молился».

Феофан Затворник


«Слова этого псалма /140/, можно сказать, все знают и во вся­ком возрасте постоянно поют, но смысла их не разумеют. Это не малого заслуживает осуждения – каждый день петь и устами произносить слова, а не стараться вникнуть в силу мы­слей, заключающихся в словах. Кто видит чистую и прозрач­ную воду, тот не может удержаться, чтобы не приблизиться, не взять и не испить ее, и кто часто ходит на луг, тот не может уходить оттуда, не собравши несколько цветов; а вы, с раннего возраста до глубокой старости продолжая повторять этот псалом, знаете только слова его, сидите у закрытого сокровища, носите с собою замкнутый кошелек, и даже из лю­бопытства никто из вас не старался узнать, что значат эти слова, никто не исследовал, не вникал».

Иоанн Златоуст


«Я не перестаю печалиться о том, что на Волыни повсюду славянский текст читается почти без перевода и объяснения. Говорят все, что программою требуется более «вводить в дух» читаемого, чем в смысл. По-моему, это нелепость. Худо так сухо изучать славянский текст, как в семинариях и особенно в академиях, но одним псалмодическим чтением без смысла разве можно ввести в дух священных книг? Ведь псалмодическое чтение — для церкви, в школе же на уроках должно быть чтение обычное, да и в церкви оно — не догмат. Учат тонкости грамматики, а живого текста не могут перевести. Я печалюсь об этом, но что сделать, не знаю...».

священномученик Фаддей Успенский, † 31 декабря 1937 года


Довольно разговоров. Мне вот неразумному хочется конкретики. Расскажите пару слов про двойственное число, N, и не только Вы, а все здесь стоящие и повсюду православные, которому нет аналогов в русском. «глаголаста ей Она", «облязи с нама…», «о нихже стязаетася к себе идуща, и еста дряхла».., «очи же еЮ держастеся, да его не познаета» . Как надо четко и выразительно читать, чтобы донести до скорбящего человека в храме? Хотя, я думаю, вы скажите: "не надо не до кого ничего доносить. Пусть дома со словарями и переводами спокойно почитают". Прошу заранее прощения, если неточен в догадках.

игумен Петр (Барбашов) Россия, Астрахань


Вместо того, чтобы понять "перемены" и потому справиться с ними, Православие оказалось попросту раздавленным ими. На деле оно изнутри определено и окрашено и подавлено как раз теми "переменами", которые оно отрицает, определено неким "надрывом". Этот надрывный уход каждого - будь то к "Отцам", будь то к Типикону или же в католичество, в эллинизм, в "духовность", в русизм, в быт, в безбытность, но непременно уход, отрицание сильнее, чем утверждение, это цепляние за стиль, за форму, за букву, этот страх, пронизывающий православный "мир".

Да и зачем писать многотомники об Иисусовой молитве? Не достаточно ли о ней написано? Не лучше ли ею скромно заниматься? — Очень точно определил отец Александр. Это подделки и болтовня. «Христианство “болтающее” — это, в сущности, новая глава в его истории. Когда люди поставили “проблемы”, они перестали радоваться, благодарить и молиться».

Протопресвитер Александр Шмеман

«Без внимания молящийся и потому не понимающий произносимых им слов - что другое для себя самого, как не иностранец»?

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты. Т2: Слово о молитве устной и гласной.)

Позволю себе сказать и об очень острой проблеме церковного языка. Разве не говорит о ней Христос Спаситель в притче о сеятеле? Желательно, чтобы каждый из вас ещё раз посмотрел это место в Евангелии из Матфея. В объяснении к притче о сеятеле Он говорит о том, что приходит дьявол и старается похитить слово из сердец слушателей, чтобы они не уразумели. А между тем, есть масса людей, я слышал это от многих, которые считают, что не обязательно понимать слово Божие, что достаточно того, что человек постоит в храме и приобщится как бы к некой общей благодатной атмосфере храма. Не обязательно воспринимать монотонное чтение совершенно непонятных слов, если слух ласкают звуки церковного пения - этого вполне достаточно. Если это так, то, я думаю, дьяволу даже незачем стараться похитить это Слово из сердца и ума православного христианина, потому что в нем все равно ничего от этого Слова не остаётся. Оно не достигает даже этой первичной стадии, про которую Христос говорит, что с радостью принимают слово, а уж потом приходит дьявол и похищает его. Похищать-то нечего, поскольку ничего нет ни в уме, ни в сердце человека, потому что преподносится оно на языке, который непонятен для большинства слушателей.

Связанные со славянским языком трудности восприятия слова Божия являются для Церкви в целом, и для её воспитательной деятельности, в особенности, проблемой ещё более актуальной и насущной, чем трудность понимания молитвенных текстов богослужения. Ведь Священное Писание есть Откровение Божие, обладающее абсолютным авторитетом и необходимое для спасения. Поэтому доведение его до ума и сердца людей есть прямая задача Церкви Христовой: "Идите, научите все народы... уча их соблюдать все, что Я повелел вам" (Мф. 28:19-20).

Сторонники употребления славянского языка приписывают ему какую–то особую благодатность, забывая (или, точнее, предпочитая забывать), что одним из признаков одухотворения учеников Христовых и создания Церкви был дар языков, необходимый для выполнения их апостольской миссии. Если тому или иному языку или наречию приписывать большую благодатность, чем другим, то не следует ли нам читать в храмах России Слово Божье на греческом и древнееврейском языках, которые имеют шанс считаться наиболее благодатными, ибо оригинал Слова Божьего был написан именно на этих языках?

Это неверно, когда говорят, что пожилые люди, которые с детства в церкви, всё понимают. Ничего подобного: подавляющее большинство, особенно то поколение, которое не получило никакого религиозного воспитания и образования, ничего не понимают. Слово "ничего" - конечно, некоторое преувеличение. Когда поют: "Господи, помилуй" или когда священник произносит: "Благословение Господне на вас", - здесь всё понятно. И понятно даже то, что говорит дьякон: "Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатью", - тут полное совпадение с русским языком. Но слова, которые у нас в Академии, скажем, поют за каждым вечерним богослужением после "Господи, воззвах к Тебе, услыши мя", - "Пожерты быша при камени судии их: услышатся глаголи мои яко возмогоша. Яко толща земли проседеся на земли, расточишася кости их при аде" (140-й псалом) - это что-то страшное в смысле непонятности текста, не говорят уже о том, что это какой-то очень плохой перевод, несомненно это недостаток перевода. Но и когда читается Евангелие и когда слышат слова́ Спасителя "Уне есть да Аз иду", кто понимает слово "уне"?

Само собой разумеется, что применение русского языка даже в таких ограниченных рамках должно внедряться с благоразумной последовательностью (например, сначала при совершении треб, затем при чтении паримий за бдением, позже при апостольских, и наконец, при евангельских чтениях на литургии и за вечерним богослужением). Одновременно необходимо проводить среди прихожан разъяснительную работу, внушая им важность и спасительность понимания и усвоения Слова Божия, а также указывая на тот неоспоримый факт, что православный человек приходит в храм для молитвы и назидания, а не для изучения того или иного языка, равно как и не для любования его красотами.

Единственно возможным шагом в местных условиях следует признать чтение на русском языке Слова Божия, в первую очередь - апостольских и евангельских текстов, а также паримий, так как:
- чтение Св. Писания на родном языке ни с чьей стороны не должно встречать возражений, как соответствующее одному из основных принципов Православия;
- понимание Св. Писания по сравнению с другими богослужебными текстами особенно важно, как боговдохновенного и необходимого для спасения;
- большинство приходов и духовенства располагают Библией и Новым Заветом в русском переводе, тем более, что соответствующие издания были распространены по епархиям совсем недавно (имеются в виду издания 1956, 1968 и 1988 годов);
- уже имеется положительный опыт чтения апостольских и ветхозаветных текстов на русском языке в ряде мест (в частности - в храме Санкт-Петербургской Духовной Академии).

В настоящее время, хотя потребность в понятном для всех библейском и богослужебном языке осознается все в большей и большей степени, однако в церковных кругах, среди духовенства и мирян по-прежнему имеется большой число сторонников сохранения славянского языка в качестве богослужебного.
Их аргументация сводится главным образом к указаниям на красоту церковнославянского языка, на его привычность для православного русского человека. Ссылаются также на якобы недопустимость вообще каких бы то ни было изменений в церковной жизни и особенно в богослужении. Не входя в обсуждение и тем более в критику этих доводов, отметим здесь, что существенные изменения богослужебного языка в общецерковном масштабе как то: исправление текстуальных ошибок и неточностей, замена наиболее непонятных славянских слов и выражений, замена наиболее непонятных славянских слов и выражений более понятными (т.е. более близкими к русскому языку), тем более - полный или частичный переход на русский язык, требуют для своего осуществления инициативы со стороны общецерковного руководства. Кроме принципиальной стороны вопроса надо учитывать ещё и немалые технические затруднения, связанные с изданием новых, исправленных богослужебных книг и нот. Кроме того, если русский перевод Священного Писания осуществлен давно, то перевод богослужебных книг (октоиха, минеи, триоди и др.) не предпринимался в сколько-нибудь систематическом и организованном порядке. Имеющиеся переводы (многие - весьма качественные), осуществлялись в порядке частной инициативы, издавались малыми тиражами и теперь являются библиографической редкостью.

В сущности первым и очень важным реальным шагом в сторону русификации богослужения следует считать переводы Нового Завета, а потом и всей Библии, осуществленные в прошлом столетии и положенные в основу всех изданий Священного Писания вплоть до нашего времени. Многотиражные издания Библии, Нового Завета, Евангелия на русском языке приблизили Слово Божие к рядовому православному человеку, однако далеко не ко всякому, ибо чтобы читать Св. Писание, надо его иметь и быть грамотным, а значительная часть населения не имела возможности его приобрести или им воспользоваться. Единственным общедоступным способом восприятия Слова Божия было слышанье его в церковно-богослужебном употреблении, но здесь препятствием встает незнание языка, на котором оно преподносится; несмотря на все недостатки, присущие мертвом, почти не доходящему до слушателя церковнославянскому языку, он однако до сего времени применяется в нашей Церкви почти повсеместно. Упоминавшиеся выше робкие попытки модернизации богослужебного языка в начале текущего столетия заглохли в связи с изменениями условий церковной жизни, поставившими на повестку дня более насущные проблемы.

Отрицательные стороны применения церковнославянского языка в некоторой степени смягчались в прошлом тем, что этот язык и само богослужение систематически изучались значительной частью населения ещё в детском возрасте (в школах, в гимназиях). Однако и тогда со стороны многих церковных деятелей и богословов все чаще звучали заявления о необходимости приближения богослужебного языка к пониманию рядового мирянина, причем некоторые требовали принятия радикальных мер вплоть до перехода на разговорный русский язык, другие считали возможным ограничиться модернизацией наиболее непонятных славянских текстов и устранением недостатков перевода с греческого. Такие мысли высказывались весьма авторитетными в церковном мире лицами, как св. Феофан Затворник, архиеп. Херсонский Иннокентий, митр. С.-Петербургский Никанор, еп. Екатеринославский Августин, прот. А.Горский, а также архиеп. Финляндский (впоследствии Патриарх) Сергий. Перечисленные и многие др. иерархи и богословы ратовали, главным образом, за частичное исправление богослужебных славянских текстов (и сами над ним трудились). Вопрос о переводе богослужения на русский язык был поднят позднее и решался положительно в конце прошлого и в начале нынешнего века архиеп. Ярославским Иаковом, еп. Самарским Константином, еп. Иркутским Тихоном, еп. Архангельским Иннокентием и др.

Не доходят до слушателей в славянском изложении даже такие, например, сравнительно простые места Священного Писания: "Уне есть да Аз иду" (Ин. 16:7); "область даст Ему и суд творити" (Ин. 5:27); "Не сердце ли наю горя бе в наю" (Лк. 24:32); "Что ся вам мнит?" (Мф 21:28) и многие др.
В одних из приведенных предложений встречаются слова совершенно неупотребительные в русском языке и потому большинству русских людей неизвестные ("уне", "наю"), в других - слова, значение которых в русском языке отлично от славянского ("область"), а в последнем предложении непонятны не только слова "ея" и "мнит", но и весь оборот речи, совершенно чуждый русскому языку по своей структуре.
И так не в отдельно только специально выбранных предложениях и оборотах, а сплошь от одной фразы к другой, что делает непонятными даже содержание и смысл всего евангельского чтения. Прослушав его, большинство молящихся не может отдать себе отчет, о чем была речь.

Неудовлетворительность такого положения осознавалась в Русской Церкви уже давно. Достаточно сказать, что в постоянной полемике с католицизмом видное место занимало справедливое указание на безраздельное господство в католическом богослужении почти никому непонятного латинского языка, в то время как в православном мире существует принцип богослужебного применения родных языков, в Румынии - румынского, в Греции - греческого, в Болгарии - болгарского и т.д. Применение в России не родного, а древнего церковнославянского языка оказывается таким образом вопиющим нарушением одного из принципов Православия. Кстати сказать, необоснованность такого нарушения стала теперь особенно наглядной, когда Римско-Католическая Церковь со времени II Ватиканского Собора отказалась от применения латинского языка и приняла исконно-православную практику применения в богослужении только родных, живых языков.

Подытоживая все сказанное, приходится признать, что для подавляющего большинства посетителей храмов, даже тех из них, кто молится в храме с детского возраста, не говоря уже о случайных или первичных посетителях, богослужебный язык в большей и меньшей степени непонятен, и таким образом, значительная и даже большая часть духовной пищи, преподаваемой молящимся в целях их назидания и объединения в общей молитве, этих целей не достигает.

Архиепископ Михаил (Мудьюгин)

(выдержки из «К вопросу о богослужебном языке в Русской Православной Церкви»)

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconМолитвы и каноны на русском языке - Песнь 1
66.1kb.   Молитвы утренние и вечерние, канон покаянный Господу Иисусу Христу, какон к Причащению на русском языке с аннотациями. + работа Серафима...
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconМолитвы и каноны на русском языке - Предисловие
231.8kb.   Молитвы утренние и вечерние, канон покаянный Господу Иисусу Христу, какон к Причащению на русском языке с аннотациями. + работа Серафима...
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconМолитвы и каноны на русском языке - «благословен еси, Боже отец наших»
42.5kb.   Молитвы утренние и вечерние, канон покаянный Господу Иисусу Христу, какон к Причащению на русском языке с аннотациями. + работа Серафима...
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconМолитвы и каноны на русском языке - Последование ко святому причащению
240kb.   Молитвы утренние и вечерние, канон покаянный Господу Иисусу Христу, какон к Причащению на русском языке с аннотациями. + работа Серафима...
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconПравославный молитвослов на русском языке - Молитвы вступительные2
655.7kb.   Православный молитвослов на русском языке
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconДобрая весть - основы (RUS - на русском языке) - 20140730.doc - Добрая весть основы (rus) (на русском языке)
1086.3kb.   Мишель Нострадамус написал, что пришло время показать людям, что необходимо сделать некоторые важные уточнения в понимании Слова...
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconСколько гласных звуков в русском языке?
42kb.  
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconУкажите сколько частей речи в русском языке
71.8kb.  
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 icon«Как моя семья встречает праздник Рождества Христова»
26.5kb.   После храма, мы следуем домой, где разговляемся и произносим благодарственные молитвы. Я считаю, что нужно не только соблюдать посты,...
Молитвы и каноны на русском языке - Пойте Богу, …пойте разумно! Псалом 46, стихи 7–8 iconДобрая весть - основы (RUS - на русском языке) - 20140730.txt - Добрая весть основы (rus) (на русском языке) Мишель Нострадамус написал, что пришло время показать людям, что необходимо сделать некоторые важные уточнения
1100.2kb.   Мишель Нострадамус написал, что пришло время показать людям, что необходимо сделать некоторые важные уточнения в понимании Слова...
Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты


База данных защищена авторским правом ©CoolReferat 2000-2012
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Основная база рефератов
Рефераты